Что на самом деле происходит с бюджетом-2020?

Секвестр. Дефицит 300 млрд грн. Всплеск госрасходов в ноябре — декабре. Отклонение от графика институционального финансирования МВФ, Всемирного банка и монетизация дефицита бюджета Национальным банком.


Прирост денежной базы с начала года на 20%, или почти 100 млрд грн. Риски выхода из коридора инфляционного таргетирования в 5% до 7 — 10% в следующем полугодии.

В разной комбинации – все эти слова наполняют деловую прессу последних недель. Но вспомним март 2020 года. Тогда эти риски еще не были политически мотивированными.


Меры по стабилизации экономик почти всех стран мира сводились к принципу whatever the cost. И были оправданы.

К середине мая отток портфельных инвестиций с развивающихся рынков составил $120 млрд, средний процент девальвации локальных валют составил 15-25%, а Аргентина в девятый раз объявила дефолт.


Значительно пострадали и развитые страны, что отразилось на их антикризисной политике. МВФ оценивает дефицит бюджета США в 2020 году на уровне 18,7%, Великобритании — 16,4%, Франции — 9,8%.