top of page

Какие налоги может позволить себе Украина. Чтобы не задохнуться

Что мы думаем о нашей украинской налоговой системе? — Она ужасна! А что мы думаем о нашей пенсионной системе? — Она чудовищно несправедлива! Я правильно угадал ваши ответы? Тут и соцопросы проводить не надо. Респонденты, которые думают иначе, просто теряются в статистической погрешности.


И знаете что? Так думают не только у нас. Вы можете задать эти же два вопроса жителям любой страны Европы или обеих Америк и получите точно такие же ответы. Поэтому подобные соцопросы и не проводятся. Правительства просто действуют на свое усмотрение, пытаясь найти разумный баланс между ставками налогов, которые не должны быть чрезмерно высоки, и соцвыплатами (включая пенсии), которые, конечно же, каждому кабинету хотелось бы поднять для своих избирателей повыше. За счет, разумеется, работающей части населения и бизнеса.


Более того, вопрос, который мы сейчас подняли, является центральным в экономической повестке дня на выборах во всех развитых демократических странах. Как минимум, в течение послевоенной истории. Ведь это только у нас политики все 20 лет независимости, пользуясь массовым экономическим невежеством населения, как говорится, на голубом глазу, обещают и понизить налоги, и поднять пенсии (соцвыплаты).


На Западе подобными сказками уже давно никого не обманешь. Демократам в Америке, лейбористам в Великобритании и прочим левым типа социалистов во Франции и других странах Европы приходится честно говорить, что ради повышения на столько-то процентов выплат бедным и безработным они на столько-то повысят вот эти и эти налоги. Вот такая будет плата за выполнение их предвыборных обещаний.


А республиканцам, тори и другим правым приходится напоминать, что бизнес и работающее население способно терпеть налоговую нагрузку лишь до определенного предела. А после этого — бизнес теряет средства для инвестирования и развития и переносит производства в Китай. И если наша страна не хочет проиграть международную конкуренцию на всех фронтах и тем самым лишь усилить безработицу, то нам нужно такие-то и такие-то налоги, наоборот, на столько-то снизить. И да, ради этого придется сократить такие-то и такие-то соцпрограммы, которые они ради такого дела могут даже назвать ненужными или избыточными. Такова наша цена за то, чтобы выжить в этом глобальном мире, говорят правые.


В конце концов, все сводится к тому, что спорят стороны о так называемом общем фискальном проценте ВВП — о доли национального дохода, которую правительство отберет в следующем году у работающих граждан и бизнеса в виде налогов и перераспределит через бюджет так, как считает нужным.


Не удивительно, что вопрос фискального процента ВВП, то есть доли бюджета или госрасходов в валовом национальном продукте является одним из самых изученных современной макроэкономической наукой. Об этом написаны тысячи работ (в том числе минимум три нобелевские), ежегодно лучшие экономисты международных финансовых организаций публикуют аналитические отчеты, посвященные анализу того, как разные страны решают эту проблему и какие модели какие дают результаты.


Разумеется, как и у каждой такого рода глобальной проблемы, у нее не существует универсального решения. Этот спор будет вечен, как спор между интересами труда и капитала в политологии, выражением которого фискальный процент ВВП, собственно, и является в экономической науке.

Современный мир условно можно разделить на 4 группы стран по показателю налоговой нагрузки на эконом